Август 1986-го. Кольский полуостров Печать E-mail
13.04.2008 г.

Игорь Никитин, нач. СКБ МГТУГА

Экспериментальные авиаработы на дельталетах выполнялись и раньше, но именно 1986 год послужил прологом к тому, что мы имеем сегодня. Поэтому сегодня вполне уместно приоткрыть одну из страниц нашей истории.

Весной 1986 года отдел дельтапланерного спорта ЦК ДОСААФ СССР получил из Франции два новеньких двухместных БИДУЛМА-50, которые у нас получили название "Космос" в соответствии с названием фирмы-изготовителя. Это был поистине царский подарок. Впервые для нас оказалось возможным посмотреть и "пощупать" настоящую фирменную заводскую технику. Можно без преувеличения сказать, что эти два французских дельталета сыграли огромную роль в развитии моторных СЛА в СССР - позволили, во-первых, переломить негативное отношение досаафовских чиновников к моторным СЛА и во-вторых послужили хорошим примером для многих конструкторов. А у нас назревала очередная геологическая экспедиция. В это время мы располагали одноместным "Поиском-04", носящим название Дональд и двухместным, двухмоторным "Поиском-03". Дональд с мотором "Вихрь-30" и шестнадцатиметровым крылом "Тайфун" был вполне рабочей машиной, "Поиск-03" находился в стадии постоянных доработок и экспериментов и летать на нем вне аэродрома было по большому счету авантюрой.

С учетом состояния нашей техники и особой важности предстоящей экспедиции, в которой нам впервые предстояло выполнять несложные производственные работы, нам был выделен один из вышеуказанных "Космосов".

В конце июля 1986 года нас совместно с геологическим отрядом Центральной космоаэрогеологической экспедиции (ЦКАГЭ) высадили с АН-2 в центре Кольского полуострова, в местности с названием Шуурурта.

О пользе дельталета. Или почему я водовоз?

Место для базирования мы выбрали на плоской и протяженной вершине невысокого холма. Можно было расположиться в низине в маленьком, заброшенном поселке, где еще сохранились пригодные для жилья дома и протекал ручей, но там не было большой площадки, пригодной для облета аппаратов и проведения всяких экспериментов, выполнение которых требует наличия под собой хорошей площадки, на которую в случае чего можно было бы без труда приземлиться. На вершине мы имели готовый аэродром, на который садился Ан-2, но не имели воды. Ходить за водой нужно было в распадок и топать при этом около двух километров. Воды же на 15 человек нужно было не мало. Выход нашли быстро, если далеко ходить и тяжело носить, то не лучше ли летать. Сорокалитровая алюминиевая фляга отлично вписалась на заднее сиденье "Космоса", пригодная для взлета и посадки площадка у воды нашлась в семи километрах от лагеря, а почетное и вакантное место штатного водовоза мы уступили нашему гостю Анатолию Клименко. На фирме Толе не удавалось много полетать, а здесь можно было оторваться. Таким образом, Анатолий Павлович начал выполнять сразу по паре вполне "коммерческих" рейсов в день, ведь всем известно - без воды и не туды и не сюды. А, встав с утра, взяв зубную щетку и прочие принадлежности, слетать к прозрачной речке за несколько километров на "самолете", чтобы умыться, что может быть лучше?

Другая насущная задача геолога в поле - добыча пропитания. Ведь на суточный рубль полевых особенно не разживешься, а вокруг рыба и дичь. С утра сажаю на заднее сиденье "Космоса" нашего инженера - рыбака и охотника Анатолия Старовидченко - Старого с рыболовными снастями и везу его на речку. Вечером Толя привозит удачливого рыбака, который в полете из-за дырявого пакета растерял половину улова, но на уху все равно хватает.

Вокруг нас бродит много одичавших оленей. Мы их часто видим с воздуха, но наших охотников - Строго и местного старожила геолога Милановского по прозвищу диктатор Шуурурты преследуют неудачи. Местность здесь достаточно пересеченная, видимость с земли на пол километра и им никак не удается выйти на оленя.

О пользе авиаразведки известно давно. Для этой цели выбираю одноместного Дональда. Этот аппарат мы используем для первичного подбора площадок с воздуха, чтобы, если вдруг площадка окажется все-таки плохой не рисковать "Космосом".

Утром направляю Старого вдоль вездеходной дороги к месту, где чаще всего встречались олени. Через час вылетаю в этом же направлении. Минут через пять вижу бредущего по тундре Старого. Пролетев еще пару километров, нахожу небольшое стадо оленей, которое движется пересекающимся курсом. Определив направление движения стада и примерную скорость его движения, подыскиваю наиболее удобное место для засады среди характерной группы камней, которая может служить ориентиром для охотника. Возвращаюсь к Старому, теперь нужно найти вблизи пригодную площадку, хорошего ничего нет, и приходится садиться на пологий склон, усыпанный небольшими кочками и плоскими камнями. Посадка проходит удачно, уточняю Старому направление его движения и объясняю приметы места, где он должен залечь в засаде. Теперь надо взлететь. Дональд как воробей скачет по небольшим камням и кочкам и подскочив на очередной, повисает в воздухе и я беру курс домой. Часа через три приходит Старый и рассказывает, что все стадо вышло прямо на него, и ему только оставалось выбрать самого аппетитного. Вывозить оленя на "Космосе" рискованно, пригодных площадок нет и можно потерять аппарат. Решаем отправить за мясом "Дональда" но без крыла, по вездеходной дороге на телеге проехать можно. Вечером наш завхоз Борис Ваканья привозит на тележке мясо, оставив по дороге треть винта.

Геологические будни

"А я в тайге как будто гладиатор тащу огромный щелочной аккумулятор, в груди молотит будто перфоратор..."

Есть разные методы и способы геологических изысканий. Но самый старый из них жив до сих пор. С определенной площади, в заданных местах собираются образцы породы, которые затем анализируются на наличие в них тех или иных элементов, свидетельствующих о возможности присутствия на обследуемой площади полезных ископаемых. Бывает, что таких камушков надо собрать значительное количество. И идет геолог с утра в маршрут на несколько, а бывает и на несколько десятков километров, чтобы вечером, или через несколько дней притащить десяток, другой килограммов камней, собранных в заданной точке на вполне ограниченной площади. Вот и первая производственная задачка для нашей авиации. Есть заданное место, нужно найти вблизи площадку, определить ее пригодность, отвезти туда геолога и через некоторое время забрать его с камнями, или сначала его, а затем камни, если камней слишком много, или сначала камни, если последние ценнее. Много раз пришлось нам решать подобные задачи в различных вариациях.

Или аэрофотосъемка. Нужно отснять заданный участок с нужного ракурса при определенном освещении. Сделать это можно и с Ан-2. Но, скажем, заказали на сегодня самолет, летит он с Аппатит часа полтора - два, прилетел, сел, взял на борт оператора с АФА-39, прилетел на объект, а там облачность, условий для съемки нет, несколько летных часов истрачено, результата нет и денежки тю-тю. Иное дело дельталет сидит вблизи объекта, солнышко выглянуло, колеса в воздух, пол часа и все готово. Или магнитометрическая съемка. Топает геофизик с пешеходным квантовым магнитометром М33 и в заданных точках делает измерения. А тут - датчик магнитометра на крыло, геофизика с его регистратором-самописцем на сиденье и рассекай себе по заданным маршрутам хоть целый день. Найдите мне такого геолога которому это на понравиться. Конечно в восторге был и наш главный куратор от Заказчика Алексей Дунц - инженер-аэрофотосъемщик и великолепный бард.

Перебазирование, или смотрите за топливом, ребята!

В середине августа на наш аэродром высадили еще одну геологическую партию из ЦКАГЭ. Плотность населения увеличилась, и вновь прибывшие во главе со своим начальником Владимиром Горбатовым решили расквартироваться в поселке. Вертолет для перебазирования решили не вызывать и обойтись своими силами. Новый начальник запретил своим сотрудникам садиться на дельталет, посчитав его не слишком надежным транспортным средством. Поэтому в день Воздушного флота его ребята отправились к новому месту жительства налегке, а через некоторое время мы начали перебрасывать им их грузы. Надо сказать что всякой всячины у геологов предостаточно и бывает, пара геологов имеет столько хабера, что Ми-8 его еле поднимает, сам был свидетелем. Челночные рейсы по маршруту аэродром поселок выполняли Толя Клименко на "Космосе" и наш студент Петр Корниюк на Дональде. "Космос" перевозил людей из числа тех кому полеты не были запрещены и более тяжелые грузы, посадочная площадка находилась в пятистах метрах от поселка. Дональд же выполнял точечную бомбардировку без посадки, сбрасывая прямо над поселком спальники, палатки, и прочие принадлежности, падение которых с небольшой высоты не грозило повреждениями. Карусель получилась интенсивная, и гора груза на аэродроме постепенно убывала. В какой то момент я обратил внимание на то, что "Космос" вернулся раньше Дональда, хотя должно было быть наоборот, рейс на поселок и обратно со сбросом груза занимал около 15 минут и Петр вылетел значительно раньше Анатолия.

Толя заправлялся и собирался в очередной рейс и я попросил его посмотреть где Дональд. Минут через 20 "Космос" вернулся, но пилот в воздухе Петра не видел, зато девушка Катя, летевшая за пассажира, сказала, что видела аппарат на земле, но место точно определить не смогла. На поиски летим на "Космосе" с еще одним студентом Олегом Чернигиным. На подходе к поселку вижу на пологом склоне отдельно стоящую телегу и метрах в пятидесяти от нее крыло, вокруг бродят унылые геологи. Склон порос карликовыми березами в рост человека, лесом это не назовешь, скорее кустарник. Этот кустарник рассечен двумя вездеходными дорогами. Тот, кто наблюдал с воздуха лежащий на склоне дельтаплан и толпу вокруг него знает, что подобное зрелище ничего хорошего не предвещает. Начинаю снижение по спирали, и тревога моя усиливается, хотя с воздуха видно, что и тележка и крыло вроде бы целые. Наконец замечаю Петра, который машет нам с дороги бензобаком. Становится ясно, что проблема с топливом. Идем на посадку, до посадочной площадки от места вынужденной посадки Дональда около полутора километров. Через пятнадцать минут сливаем литров пять из бака "Космоса" Пете и слушаем его рассказ. Двигатель встал, когда он возвращался от поселка на высоте около 100 метров. Садиться пришлось на вездеходную дорогу среди кустов, забурился так, что для того чтобы вытащить аппарат на более менее пригодное для взлета место, пришлось отстыковать крыло от тележки. Но аппарат цел. Перекурив и переговорив с геологами, пришедшими поглазеть на наш взлет, решаем что Петр уже пожалуй к взлету готов, пора и нам, чтобы понаблюдать его с воздуха. Отруливаю на исходную, даю полный газ. Пробежав метров сорок "Космос" легко отрывается и резво идет в набор, " делаем геологам ручками", и на высоте 10 метров обрезает мотор. Посадка только перед собой, а садиться некуда, перед нами кочкарник до пятидесяти сантиметров. Пока руки делают свое дело - на себя от себя, представляю, как мы сейчас будем кувыркаться на глазах у всей честной публики. Но аппарат - молодчага, проелозив метров пять, срезая кочки, замирает во вполне горизонтальном положении. Причина отказа видна сразу - топливный бак свалился с лонжементов и повис на топливном шланге. Кто-то из нас или я или Олег забыл закрепить бак, после того как мы слили топливо. Закрепляем бак, вытаскиваем аппарат на дорогу и еще раз все проверив, без проблем взлетаем. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как Петр идет на взлет, ему потруднее. Взлет хоть и под уклон, но кусты буквально цепляют за концы полукрыльев. Наконец Дональд отрывается и мы берем курс на нашу базу.

Эффект от наших вынужденных посадок получился обратным. Владимир Горбатов разрешил своим подчиненным летать нашими пассажирами.

 
След. »